?

Log in

No account? Create an account

yurkikallio


Ворк хард, плэй хард!


Previous Entry Share Next Entry
Страх и ненависть в Дели. Часть 1
yurkikallio

Скажите, как вы представляете себе Индию? Песчаные пляжи Гоа не в счет, ибо ничего общего с континентальной, внутренней Индией они не имеют. Быть может в вашей голове возникают образы безмолвных заснеженных Гималайских гор, с монахами, живущими в храмах, полных умиротворения и спокойствия или же наоборот, суматоха многомиллионных городов с непроходимыми картонными трущобами, чумазыми детьми, бегающими туда-сюда? Если честно, еще до начала, перед нашими глазами был образ тех самых гор и к тому, что мы в итоге увидели, мы готовы не были. Остолбенев и медленно переваривая происходящее, мы просто смотрели вокруг, пытаясь хоть как-то разложить все по полочкам. Обычно по прибытию ты делаешь кучу снимков, в итоге тебе есть что сказать и показать. В случае с Дели... Я не знаю, мы просто наблюдали, но рассказать нам есть что и, кажется, это будет полезно знать всем, кто собирается задержаться в Дели на пару дней.
Как сделать так, чтобы образы, описываемые сегодня, когда практически полностью отсутствуют снимки, материализовались, и вы смогли понять и представить все детально? На помощь приходит художественная литература. Поэтому выключайте музыку и добро пожаловать, сегодня мы публикуем экспериментальную статью, в которой поговорим о себе в третьем лице.


Знакомство наших героев с Азией в далеком уже 2013 году было незабываемым. Идеальный океан на острове Бали, приветливые и общительные жители, погода, природа — все наталкивало на размышления о том, чтобы задержаться здесь на пару-тройку месяцев. С тех пор прошло ровно два года и им снова пришла в голову мысль вернуться на остров. На этот раз они не полетели прямым рейсом, а решили посетить до этого, начав с Индии, еще несколько стран. Ожидая взлета за чашкой горячего кофе латте в аэропорту Шереметьево, каждый из них представлял свою картину грядущего путешествия. Егор еще в Санкт-Петербурге планировал снять небольшой фильм о поездке по странам, рисовал скетчи возможных кадров, думал над концепцией и настроением роликов в целом. Оля же видела себя в путешествии, как русского серфера, берущего волны одну за другой, быстро вставая на доску и делая плавные повороты.

— Пить хочется, я до магазина. Тебе не нужно ничего? — спросил Егор, уже вставая из-за столика и прерывая мысль о новой волне у Оли.
— Нет, спасибо, — улыбнувшись, ответила она.
До посадки оставались считанные минуты, а приятное волнение от предстоящей неизвестности только нарастало. «Начинается посадка в самолет на рейс номер SU-232 в Дели» — прозвучало объявление. Ребята взяли рюкзаки с ноутбуками, камерой и аксессуарами к ней, которые в свое время им предоставил один из питерских магазинов фото и видеотехники LiteFoto, и пошли по узкому телетрапу в самолет.
— Блин, мы не у окна! — расстроенно заметила Оля, сравнив номер места на посадочном талоне с номером над сидением.
— Ничего страшного, главное, что рядом, да и что из окна-то смотреть, ночью же летим, — убирая рюкзак на полку для ручной клади, успокоил ее Егор.
Они сели в кресла среднего ряда и осмотрелись по сторонам.
— Полный самолет, неужели столько желающих лететь ночью в Дели? — задала риторический вопрос Оля, пытаясь вытащить из-под себя ремень безопасности
— Похоже. И, кстати, нет не одного европейца, одни индусы, — удивленно дополнил ее Егор.
Прямой рейс из Москвы в Дели вылетал около семи часов вечера, продолжался приблизительно шесть часов и из-за разницы во времени приземлялся в аэропорту Индира Ганди примерно в пять утра. Это было крайне удобное время, так как к рассвету они смогли бы пройти таможню, получить багаж и выйти в город. В салоне самолета последние пассажиры рассаживались по местам, стараясь разместить увесистые сумки на верхних полках.
Как-то раз на одном из сайтов Егор вычитал «исповедь» стюардессы о своей работе, о том, как иногда обидно, когда пассажиры игнорируют то, что делает персонал на борту и с того времени стал считал очень важным уделять внимание стюардессам, вернее демонстрации расположения аварийных выходов, правил поведения на борту и пользования жилетами с кислородными масками.
— В этот раз у нас мониторы, — указав пальцем на экран, расположенный впереди расположенного кресла, улыбнувшись заметил Егор, — даже джойстик есть. Только подожди, — он зашел в меню и попробовал выбрать интересующую его игру, — да, так и думал, почти все за деньги.
Тем временем бортпроводники закончили инструктаж и приступили к последней проверке пассажиров, вежливо сообщая о необходимости отключения всех электронных устройств. За иллюминатором начался дождь и капли, падающие на стекло, искажали свет от огней аэропорта, навевая немного грусти.
Двигатели наращивали обороты и по всему салону чувствовалась мощь, жаждущая вырваться и стремительно направить самолет по полосе. Пилот сообщил о готовности ко взлету и через несколько секунд огромная машина устремилась вперед.
— Ого, нифига! — удивился Егор. — Это что, прямая трансляция? — спросил он показывая на вмонтированный монитор, где была изображена взлетная полоса.
— Похоже на то! — воскликнула Оля.
И действительно, на носу самолета была закреплена камера, вещающая картинку в прямом эфире, позволяющая каждому пассажиру почувствовать себя пилотом и немного отвлечь, вероятно, от беспокойных мыслей. Самолет, стремительно набирая высоту, убрал шасси и переключил вид камеры так, что теперь перед всеми открылся обзор на ночной город сверху вниз, где тысячи огней суетливо перемещались каждый по своим делам. Вскоре на экране замелькали облака, прерывая гармонию вечернего города, а через мгновение наступила полная темнота.


Все 6 часов полета Оля и Егор спали, проснувшись только на поздний ужин. Еще бы, длительная подготовка к экспедиции порядком вымотала их. И вот — просьба пристегнуть ремни, самолет начинает снижение. Как полагается аэробусам, посадка никогда не сопровождается тряской и чрезмерным качением, хотя, вероятно, это заслуга пилотов. В Шанхае, к слову, Оля проснулась только после того, как самолет стал замедлять ход на полосе.
— Пожалуйста, займите свое место до полной остановки, — вежливо попросила стюардесса уже вскочившего индуса, пытающегося вытащить свои, заложенные другой ручной кладью, сумки.
Пассажир послушно сел, но как в старой игре, где нужно успеть ударить молотком по выскакивающей фигурке из отверстия, в другой части салона вскочил новый пассажир.
— Пожалуйста, сядьте! — подоспевший стюард был более настойчив.
— Кх, каждый раз одно и тоже, — усмехнулся Егор и, выдержав небольшую паузу, добавил. — Индусы.
На выходе из салона доброжелательные девушки прощались с пассажирами и желали приятного пребывания в Дели. Как только пассажиры перешагнули порог дверей самолета, в лицо ударил поток теплого воздуха, просочившийся в отверстие между самолетом и трапом, соединяющий борт и здание аэропорта. Из-за быстрых шагов пассажиров по трапу пронесся громкий шум, еще немного и вот она — Индия. В здании аэровокзала по всему полу были устланы ковры с традиционными узорами.
«Все трансферные пассажиры идут в ту сторону!» — громко и с типичным индийским акцентом, произнес одетый в тюрбан стоящий неподалеку сикх. Взгляд Егора быстро переместился с ковров на бородатого мужчину в челме. Это был довольно высокий индус без малейшего намека на дружелюбность и гостеприимность. Проигнорировав его, ребята быстро пошли в сторону эскалатора, куда устремились остальные пассажиры. Еще чуть-чуть и вот оно, заветное «то», к чему Егор с Олей так долго шли. Но то, что они увидели, вступив на первую ступень эскалатора, заставило их достать мобильные телефоны и сделать снимок. Бесчисленное количество пассажиров, проходящих таможню, и это в четыре часа утра.
— Охренеть! — практически хором произнесли они.
— Такого даже на Новый год в Финке не было, — добавил Егор.
— Доставай распечатки виз, — не отрываясь от фотографирования увиденного попросила Оля, — будем искать, куда нам надо подойти.
Все таможенные окна были разделены на несколько типов: для граждан Индии, для туристов, прилетевших из других штатов страны и для только что прибывших и желающих оформить eTV визу. Визы были оформлены на сайте консульства заранее и оставалось только пройти, казалось бы простую процедуру регистрации, но самая большая очередь собралась именно у eTV окна. Они подошли к концу очереди и заметили, что из приблизительно двух десятков окон, отведенных на процедуру регистрации, работало не более пяти. Егор, увидев парня в очереди с российским паспортом и визовой распечаткой, спросил:
— Привет, слушай, у тебя тоже оформлена электронная виза? Нам тоже в этой очереди стоять?
— Я не знаю, я отправил родителей в другую очередь, — парень махнул рукой куда-то назад, — а сам встал тут, посмотрим.
— Ясно, — пытаясь понять, куда только что указал его собеседник, многозначительно ответил Егор.
— Прямо как в супермаркете России. Пять из двадцати! — ехидно подметила Оля, обратив внимание на большое количество закрытых стоек регистрации.
— Аха, — коротко бросил Егор, пытаясь разобраться правильную ли очередь они заняли. — Слушай, постой тут, я схожу туда, — он указал на окна с пометкой «иностранные паспорта», — узнаю, что к чему.
— Давай, — ответила Оля.
Егор оставил Оле паспорт, распечатку eTV визы и пошел назад. По пути с левой стороны расположилась большая группа кричащих что-то на своем языке пакистанцев. Все они были в потрепанной одежде и сандалях. Немного дальше располагалась стойка, у которой находился босой человек с бейджиком на шее, одетый в рубашку, заправленную в короткие брюки. Как только мужчина поймал взгляд Егора, он тут же сделал быстрый подзывающий жест рукой. Егор подошел и спросил:
— День добрый, у нас оформлены визы онлайн, скажите, в какую очередь нам нужно встать?
Мужчина взял распечатку, бегло окинул ее взглядом и махнул рукой в сторону очереди, где стояла Оля.
— Спасибо, — поблагодарил его Егор и пошел обратно. — Такое ощущение, что мы последние в очереди, — произнес только что подошедший к Оле Егор, заметив, что их положение с того времени не изменилось.
Следующие полтора часа прошли как в тумане. Невыспавшиеся и уставшие пассажиры ждали, когда их наконец зарегистрируют и пропустят дальше.
— Заебись, — нараспев протянул тот самый парень, в очереди, — давай, уходите все, вы же так устали тут! — зло добавил он, заметив как очередное окно закрылось и служащий таможни ушел со своего рабочего места.
Оставалось только улыбаться, ведь повлиять на ситуацию невозможно. Пассажиры наблюдали за прохождением таможни, простой на первый взгляд, но невероятно долгой на деле. Вся загвоздка заключалась в процедуре снятия отпечатков пальцев, когда сперва нужно было прислонить большой палец правой руки, затем левой, а после — два указательных.
— Попробуйте еще раз, — не поднимая глаз на пожилого пассажира, проходящего регистрацию, бросил таможенник.
Мужчина покорно прислонил палец правой руки и стал ждать.
— Еще раз, — послышалось снова, — попробуйте обработать руки, — сотрудник указал на бутылку со средством для обезжиривания рук.
Пассажир снова прислонил большой палец.
— Другую руку — попросил таможенник. — Теперь указательные пальцы.
Вся очередь в этот момент, казалось, болела за пассажира или была готова растерзать бедного старика — ощущения двоякие. Послышался удар печати, за ним второй. «Добро пожаловать», — подав паспорт, без единой эмоции выдавил из себя таможенник.
Спустя пару человек очередь дошла и до Егора с Олей. Оставить свои биометрические данные у них, учитывая все ошибки других пассажиров, получилось с первого раза. Двойной стук печати и вот они, пройдя десять метров утыкаются в другую очередь, больше похожую, конечно, на возникающую на рок-концертах — бесформенную и беспорядочную.
— Пошли, — Егор заметил как проверяющий подозвал их жестом руки.
— Покажите печать, — попросил уставившийся на их паспорта сотрудник службы контроля. — Вижу, проходите.
Он махнул рукой, подтвердив долгожданное окончание процедуры регистрации.
— Теперь надо найти багаж ,— пытаясь разобраться где багажная лента, сказал Егор. — Подозреваю, что мы хрен найдем его там, где нужно. С момента приземления прошло уже более двух часов.
Ребята двинулись к видневшемуся вдалеке информационному монитору совершенно не замечая, что творится вокруг.
— Ты не видишь, где наш рейс? — спросил у Оли Егор, разглядывая табло.
— Неа, — ответила она, не прекращая поиски номера нужной транспортировочной ленты.
— На ленте мы вряд ли его найдем, столько рейсов было после нас, пойду спрошу у кого-нибудь, — и он двинулся в сторону, где стояли несколько человек с бейджами на шее.
— Извините, — обратился Егор, догоняя темноволосую девушку, похожую на тех, что сидят в информационных отделах. — Мы прилетели из Москвы в четыре сорок, но проходили таможню более двух часов и теперь не может найти наш багаж.
— Покажите ваш посадочный, — девушка наклонила голову набок, пытаясь рассмотреть номер рейса.
— Да, конечно.
Посмотрев на него, она быстро зашагала в сторону информационного табло.
— Так, тут нет, — категорично заметила сотрудница аэровокзала, оглядываясь по сторонам.
Она остановила другого мужчину и что-то спросила у него на индийском.
— Номер 14, — она указала в сторону ленты, где вероятно должен был находиться багаж ребят.
— Спасибо, — поблагодарив ее, Егор быстро пошел назад.
Заметив его, Оля пошла ему навстречу.
— Ну что, нашел?
— Четырнадцать, — ответил он.
Они двинулись в указанном им направлении и через мгновение увидели множество сваленных в кучу сумок, которые еще, видимо, не успели забрать пассажиры проходящие таможню.
— Вот она, — Егор указал на дорожную сумку на колесах темно-синего защитного цвета, заметную с первых секунд.
— Так, давай теперь немного постоим, поймем, что дальше, — попросила Оля.
Неподалеку от них располагалась стойка обмена валюты. Это была типичная будка с несколькими сотрудниками, подзывающих всех только что прибывших туристов.
— Сейчас, сейчас, — Егор кивнул головой одному обратившему на них внимание человеку из-за стойки, а после, обращаясь к Оле, спросил, — ну что, пошли?
Они взяли сумку и сделав несколько шагов до стойки, достали кошелек.
— Нам нужно обменять сто долларов, — ответил на немой вопрос девушки за стойкой Егор.
— Лучший курс будет, если обменять сразу двести, — ответила она.
— Да? Нет, спасибо, нам нужно только сто.
— Тогда ваш паспорт, — сотрудница обменника стала что-то быстро набирать на клавиатуре компьютера со старым выпуклым монитором. — Ваша подпись.
Ребята смотрели на висящий на стене монитор с текущим курсом валют и не без грусти вспоминали, как пару лет назад за те же самые сто долларов они получили бы практически в два раза больше местной валюты.
— Тысяча, две, три, — считала индуска, — ваш паспорт и чек.
Она протянула большую кипу бумаг, Егор взял ее и пересчитал полученные деньги.
— С комиссией, — с сожалением заметил он.
На лице Оли читалось разочарование вперемешку с негодованием. Они убрали деньги в кошелек, сложили его в рюкзак, взяли сумку и двинулись по направлению к выходу.

 На улице появились первые намеки на рассвет. Не успели они выйти из аэропорта, как вдалеке послышалось:
— Такси, транспорт! — размахивая руками с какими-то листками бумаги, громко закричали таксисты, бодрым шагом приближаясь к выходящим из аэропорта людям.
— Нет, спасибо, — наотрез сказал Егор, пытаясь пробраться через толпу уже окруживших их с Олей бомбил.
Для начала необходимо было разобраться как тут все устроено.
— Такси, такси! — продолжала гудеть толпа.
Даже в аэропорту Адлера, водители вели себя не так раздражающе, не преследовали и не одергивали за одежду. Не успели ребята прорваться через первую волну зазывал, как тут же уткнулись во вторую, чуть более меньшую.
— Вам куда? — задал вопрос появившийся как будто из-под земли смуглый мужчина, типично одетый в полурасстегнутую старую рубашку навыпуск и с сандалиями на ногах.
— Едем? — спросил Егор у Оли, на что получил от нее сомнительно-одобрительный кивок.
— Нам по этому адресу, — Егор протянул распечатку с сайта booking.com и ткнул пальцем в нужную строку.
Таксист свел брови и стал быстро окидывать взглядом подтверждение бронирования.
— Вот сюда, — повторил Егор, еще раз указав нужный адрес.
Мужчина секунд 10 молча смотрел в листок, после чего без сомнения в голосе произнес:
— Я знаю где это.
После этого он схватил за ручку чемодан на колесах, который Егор к тому времени отпустил, и покатил в сторону припаркованной машины.
— Эй, подожди, сколько это будет стоить? — удивившись от неожиданной прыти таксиста усмехнувшись спросил Егор.
Тот подумал секунду и произнес:
— Пятьсот рупий.
Егор взглянул на Олю, ожидая от нее ответного предложения.
— Триста. — уверенно произнесла она.
— Четыреста! — тут же парировал таксист.
Егор снова посмотрел на нее, но внутренне уже был готов согласиться, следуя правилам торга.
— Триста. — снова повторила она.
На лице Егора промелькнула улыбка, он был немного удивлен неожиданной наглостью своей спутницы. Таксист, помявшись пару секунд, ответил:
— Поехали.
Он продолжил катить сумку в направлении своего авто, по пути что-то говоря своим коллегам по цеху, которые оценивающим взглядом сверлили наших героев. «Чет какая-то маленькая машинка», — подумал Егор, увидя вдалеке припаркованный хэтчбек неизвестной марки. Таксист докатил чемодан, открыл багажник и просунул сумку так, что она больше чем на половину стала торчать в салоне.
— Тебе удобно? — спросил Егор у Оли, пытавшейся разместиться так, чтобы сумка не свисала у нее над головой.
— Нормально, — ответила она, с неким волнением на лице от надвигающейся неизвестности.
Мужчина вставил ключ в зажигание, повернул его и в тоже мгновение салон заполнила громкая индийская поп-музыка. Он быстро убавил звук, включил первую передачу и с визгом из-под колес сорвался с места. Следующие пару десятков секунд, за исключением музыки, царило полное молчание. Егор с Олей внимательно смотрели на шоссе в промежуток между передними сидениями то и дело переглядываясь между собой, глазами говоря друг другу: «Главное доехать живыми». И правда, за рулем водитель вел себя как участник ралли, то и дело ныряя между рядами, повтоянно выскакивая на встречную полосу, как будто никаких правил дорожного движения не существовало
— Первый раз в Индии? — спросил он, взглянув на ребят, проносясь через очередной перекресток на красный свет.
— Да, — коротко бросили они, стараясь смотреть на дорогу не отрывая взгляд, как будто это на что-то влияло.
— Намасте! — с улыбкой произнес таксист, отпустив руль и сложив ладони перед собой.
— Что это значит? — спросил Егор, отвлекшись от дороги и посмотрев в зеркало заднего вида на таксиста, быстро вертевшего головой вправо и влево, пересекая очередной перекресток на запрещающий сигнал.
— Это значит здравствуйте, привет.
— А, все поняли, — ребята хотели поскорее закончить этот диалог, продолжив наблюдать за дорогой.
— Надолго в Индии? — сразу же задал ответный вопрос таксист.
— Пять дней в Дели, а потом в Гоа, — ответила Оля.
— Ммм... — многозначительно промычал он.
За окном к тому времени многополосные дороги стали сменяться более узкими, а небо, светлевшее буквально на глазах, обнажило контуры первых зданий. Уже тогда стало понятно, что Дели будет скорее всего уникальным местом. Оля обратила внимание на большое количество худых высоких собак, на боках которых отчетливо проступали ребра чуть прикрытые тонкой ободранной шкурой.
— Будьте аккуратны, — отвлек от сторонних размышлений путешественников таксист, — собаки могут нападать. Не носите рюкзак на спине и всегда оставляйте ценные вещи в номере.
— Окей, будем, — ответили сидевшие сзади Егор с Олей, поправив съезжавшую на них большую сумку с багажом.
Зазвонил телефон и водитель, подняв трубку, стал что-то громко обсуждать.
— Покажите мне адрес, — сказал он, поворачивая на очередную похожую на предыдущую улицу.
Егор протянул листок и водитель еще раз взглянув на него спросил:
— А какой сектор?
Егор вспомнил, что разглядывая карту и местоположение отеля Oyo rooms он обратил внимание, что город разделен толи на кварталы толи на районы, но носившие довольно специфическое название сектора и блоки.
— Я не помню, — ответил он, — но на распечатке есть номер телефона, можно позвонить.
Таксист остановил машину и попросил продиктовать номер телефона.
— Плюс девять, сто семьдесят два, — начал Егор, — сто один ноль пятнадцать ноль один.
Мужчина набрал номер и поднес телефон к уху. Спустя несколько секунд он стал что-то говорить на своем языке. Ребята сосредоточенно следили за интонацией и мимикой водителя, пытаясь хоть как-то разобрать настроение разговора.
— Поговори сам, — таксист протянул трубку назад.
Егор взял трубку и поздоровался. На другом конце послышалась невнятная английская речь, вместе с треском динамика и крайне слабой громкостью, абсолютно неразличимая. Егор прищурился, свел брови и наклонил голову вперед, пытаясь понять о чем говорит собеседник.
— Извините, я вас не понимаю.
— Ваш отель....бронь...отмена, — прерывисто прозвучало на другом конце.
— Что? — Егор выпрямился, на лице его уже не было ни прищура ни сведенных бровей. — Что значит «отмена»?
— Да, ваша бронь отменена, ваш номер занят другими, — повторил голос.
— Что значит отменена, как такое возможно? —опешив от услышанного, немного громче чем обычно произнес Егор.
— Мы отменили. Сейчас в Дели идет фестиваль, — труднопроизносимое название невозможно было расслышать, — и ваш номер был сдан другим людям.
— Круто! и что вы предлагаете нам делать?
— Извините, не знаю, — коротко ответили на другом конце и повесили трубку.
— Бронь отменили, — повернувшись к Оле сказал Егор.
— Что? — без особой тревоги в голосе, но с выраженным волнением на лице спросила она.
— Я не знаю, сказали бронь отменили. Какой-то непонятный фестиваль, мест нет.
Ребята секунду помолчали и выглянули в окно, пытаясь понять, как быть дальше. Карту Дели они забыли скачать, местного номера телефона с интернетом у них не было, да, перспективы довольно туманны. И ровно в тот момент они поняли где находятся. Солнце еще не встало, но в переулке было довольно светло. В воздухе витала белая молочная дымка, двухэтажные разваливающиеся кирпичные дома, наспех замазанные облупившейся штукатуркой, кое-где были залатаны шифером и фанерой. На кусках, разложенного на разбитом асфальте картона, спали, обмотанные в тряпки, люди. Рядом с ними сидели дохлые, с высунутыми языками, собаки. Ребята поймали пронзительный взгляд индийской женщины, сидящей на земле и в тот момент им стало не по себе.
— Да, сейчас и правда масштабный фестиваль в Дели, все отели в центре заняты. Вы где бронировали отель? — поинтересовался таксист.
— Букинг, — ответил Егор, взглянув на Олю.
— Да, Букинг в Азии не самый лучший вариант. Агода и Экспедия требуют предоплаты, поэтому ваш отель не могут сдать другим людям, а без предоплаты — кто больше заплатил, тот и...
— Мой отель, мои правила? — перебил его Егор.
— Да, — сказал таксист и набрал на телефоне какой-то номер. — Слушайте, у меня есть знакомый, он сможет вам помочь, подберет отель подешевле.
— Давайте, — откинувшись на заднее сидение, с сожалением согласились ребята.
Это не совсем то, что им было нужно в полседьмого утра, но выбора особого у них не было.
— Перед тем как зайдете в помещение, снимите головные уборы и скажите хозяину «намасте», — водитель тронулся с места, опять отпустил руль и сложил руки ладонь к ладони перед собой. — Это очень важно для нас.
— Окей, — ответили, сидевшие сзади путешественники, смотревшие в разные стороны.

Продолжение истории.